Строилась новая жизнь

Газета в тридцатые годы вошла в нашем районе во все крестьянские семьи, в которых был хотя бы один грамотный человек. Строилась новая жизнь. Рождались колхозы.  Большие перемены происходили во всем укладе жизни крестьянина. Необходимо было дойти до каждого, разъяснить суть курса партии и правительства, взятый на коренное улучшение жизни трудового народа. Колхозы делали первые шаги, наметились первые успехи. Об их достижениях нужно было рассказать, распространять передовой, пусть еще и небогатый, опыт работы. На помощь пришла газета “Шаркан коммуна” – орган Шарканского райкома ВКП (б) и районного Совета депутатов трудящихся. Учреждена она 3 октября 1932 года (ЦГАУ, фонд 631, дело 17, опись 1).
К сожалению, первые номера найти не удалось ни в районном, ни в республиканском архивах. В 1935 году тираж газеты составлял 1300 экземпляров, и издавалась она только на удмуртском языке. Это не  так мало, если учесть, что грамотных в 30-х годах было еще  не так много, не все умели читать.
В силу различных причин редакторы менялись часто, почти каждый год. Тираж газеты с каждым годом возрастал. В 1940 году, как отметил в докладе секретарь райкома ВКП(б)  Зверев, тираж “Шаркан коммуны” возрос с 950 до 2000 экземпляров.
В первый же год Великой Отечественной войны редактором газеты утвердили Никиту Сергеевича Вахрушева, который руководил коллективом до 1949 года. Из-за отсутствия бумаги формат газеты стал еще меньше, но тираж возрос до 3600 экземпляров. Тогда еще не во всех деревнях и домах было радио, поэтому газету с нетерпением ждали во всех домах, чтоб прочитать сообщения Совинформбюро. Они публиковались в каждом номере. Из номера в номер шли информации о том, как работали в тылу, на полях женщины, старики, дети: кто-то на жатве вручную выполнял 2-3 нормы, кто-то приучал коров к упряжке и на бороновании перевыполнял нормы, дети той или иной школы трудились, не отставая от взрослых и т. д.
В те годы  исключительно большая роль отводилась агитмассовой работе. В каждом колхозе, в каждой бригаде был агитатор. В основном это были учителя. И первым источником для бесед была “Шаркан коммуна”. Я еще помню, как моя первая учительница Анастасия Гурьяновна Соборова, сама непосредственно работая вместе с колхозницами, никогда не расставалась с этой газетой. Громкая читка в поле в обеденный перерыв стала ежедневной потребностью.
Штат работников редакции был невелик, и каждому приходилось работать за двоих-троих. Ответственным секретарем работал Матвей Прокопьевич Малых. Листая подшивки газеты тех лет, убеждаешься, что Матвею Прокопьевичу приходилось и газету подписать за редактора, и информации собирать из колхозов и предприятий. Приходилось работать и за корректора, и за наборщика в типографии.

С первых же номеров газета подвергалась строгой проверке цензора. Уполномоченный Удглавлита  подписывал газету к печати вместе с редактором, но фамилия его не называлась. В должности Шарканского Уполглавлита Рябков Иуда Аввакумович, окончивший краткосрочные курсы пропагандистов. Позднее цензоров при районных газетах уже не было, газеты проверялись уже после их выпуска, в  Ижевске.
Работу редакции строго контролировал  и райком ВКП(б). В протоколах заседаний бюро тех лет то и дело встречаются вопросы о газете “Шаркан коммуна”. В мае 1951 года, когда в должности редактора работал Кирилл Александрович Никитин, был проведён закрытый обзор газеты. Она подверглась резкой критике. В протоколе читаем: “Прошли выборы в Верховный Совет СССР. Совет Министров СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление о новом, четвертом по счету постановлении о снижении цен на товары первой необходимости. Сессия Верховного Совета утвердила государственный бюджет страны на 1951 год и приняла Закон о защите мира. Все эти мероприятия воодушевляли трудящихся на успешное  выполнение нархозплана и досрочное завершение великих строек коммунизма. В свете этих событий “Шаркан коммуна” должна была ярко и всесторонне освещать борьбу трудящихся района за новые успехи в промышленности и в сельском хозяйстве. Но газета с этими задачами не справляется. В основном публикуются официальные документы и информации ТАСС. В 26-ти номерах помещен 221 материал, 132 из них – официальные документы и информации ТАСС, 23 – редакционные и только 66 авторских материалов (т. е. селькоровских). Критических всего лишь 18, но сообщений о принятых мерах по следам выступлений газеты нет”.
Что ж. Такие замечания поступали в адрес редакции районной газеты не раз и в последующие годы. Работа с селькорами и по действенности критических материалов – этот вопрос был всегда актуальным.
Есть еще один важный момент в деятельности коллектива газеты – руководство стенной печатью. В 1948 году в районе выпускалось 142 стенгазеты, 110 из них – в колхозах. Редакция регулярно проводила семинары с редакторами, организовывала конкурсы. Лучшими считались газеты колхозов “Ким”, “Двигатель”, “Пахарь”.
Стенгазеты в районе начали выпускать в 1930 году. В Центральном Госархиве Удмуртии сохранился первый номер стенгазеты артели “Доброволец” (Мувыр). Название – “Новая жизнь” (“Выль улон”). Вверху надпись: первый номер молодежного издания деревни Мувыр, 20 апреля, 1930 года. Передовую о ходе коллективизации написал Г. С. Соловьев. Во второй колонке помещены стихи того же автора на удмуртском языке. В них говорится, что теперь звон церковных колоколов заменил мерный  гул тракторов на колхозных полях, нет теперь ни деревянных плугов, ни деревянных борон. Крестьяне трудятся, соблюдая требования агротехники и что коллективной силе все подвластно. Кто такой Соловьев – неизвестно. Но это, видимо, был человек одаренный, и рисовал тоже неплохо. Со вкусом оформлена газета. Слева в верхнем углу нарисовано восходящее над колхозными полями солнце, на его фоне – тракторист, на своем стальном коне. А посредине изображен силуэт В. И. Ленина. Художник, видимо, верил в свои способности, осмелился взяться за такую работу. Где-то нашлись и акварельные краски, и цвета подобраны со вкусом. Композиция рисунка соответствует духу времени и названию газеты. Примечательно еще то, что вышел только первый номер, а селькоровский актив уже работал вовсю. В конце номера имеется оговорка, что заметки Волкова Павла и Перевозчиковой Анисьи выйдут в следующем номере.
Следует заметить, что районная газета была популярной, пользовалась большим авторитетом среди читателей. Об этом говорит выступление Сидора Михайловича Маркова, заслуженного учителя школы РСФСР: “Трудящиеся нашего района с большой радостью встречают День печати. Это – праздник и нашей газеты “Шаркан коммуна”. Она вместе с другими газетами страны оказывает нам неоценимую помощь, учит жить, трудиться. Поэтому её тираж год от года растет. Читатели любят  свою газету, узнают через неё о последних событиях, о передовом опыте работников полей и ферм. Авторитет  газеты был бы еще выше, если б увеличили ее формат, тогда расширился бы круг информации, разнообразней стала бы тематика публикаций.
С  1 января  1954 года районная газета начала издаваться на русском и удмуртском языках – переводная. Тираж “Шаркан коммуны” – 1635 экз., “Шарканской коммуны” – 605. Газеты все еще были двухполосные (т. е. из двух страниц). Редактором в те годы работал А. Т. Эсенкулов. В 1955 году газета переименована в “Новый путь” и “Выль сюрес”. Тираж удмуртской газеты увеличился до 1536, а общий тираж возрос до 3136 экземпляров.
В 1962 году Шарканский район был упразднен, вместе с ним и районная газета. 1 мая 1962 года вышел последний номер газеты “Новый путь” и “Выль сюрес”. Ровно четыре года в Шаркане не было своей газеты. Район вошёл в состав Воткинского. В город Воткинск выехал на работу и Александр Иванович Князев —  грамотный, авторитетный, требовательный руководитель, возглавлявший редакцию до укрупнения районов.
Газета и все те, кто работал над ее выпуском, прошли и выдержали немало испытаний, вызванных сложнейшими вехами истории. Коллективизация. Раскулачивание. Суровые годы Великой Отечественной войны. Восстановление разрушенного народного хозяйства. Все эти вопросы неизбежно отражались в газете. Вместе с тем редактор был всегда начеку, взвешивал каждое слово: в стране продолжались жестокие репрессии.
В 1965 году вновь был образован Шарканский район, а через год начала издаваться и районная газета “Путь Ленина” на русском языке, “Ленин сюрес” – на удмуртском.

В редакции провожали коллегу по работе В. В. Сорокину (в первом ряду в центре), теперь уже доктора экономических наук, на учебу в Свердловскую высшую партийную школу, 1980 г.